Секрет долголетия: самой старшей одесситке исполнилось 104 года

Секрет долголетия: самой старшей одесситке исполнилось 104 года

Антонина Гавриловна повидала немалое на своем веку. Фото - Людмила Серикова.

Сегодня жительнице Одессы Антонине Гавриловне Сокур исполняется 104 года. Старше ее в городе никого нет, заверили в городском департаменте труда и соцполитики, пишет "Сегодня".

РОД ДОЛГОЖИТЕЛЕЙ

К сожалению, поговорить с одесситкой не удалось, так как она  уже десяток лет  не слышит. Бабуля приспособилась понимать только своего внука, который ухаживает за ней уже много лет, — научилась читать слова по губам. Но вот во всем остальном она еще даст фору даже тем, кто значительно моложе. Удивительно, но в свои 104 Антонина Гавриловна абсолютно трезво мыслит, все прекрасно помнит и живо следит за происходящими в мире событиями.

Долгожительница ежедневно читает свежие газеты, не пользуясь при этом очками. Более того, до недавних пор она еще самостоятельно ходила и вообще вела довольно активный образ жизни. Но год назад случилось несчастье — старушка споткнулась на собственном пороге, упала и сломала шейку бедра. С тех пор она прикована к постели, но сдаваться все равно не собирается. Внук Владимир старается поддерживать в ней это внутреннее стремление и не опекать слишком явно, оставляя часть забот самой. "А то расслабится и потеряет желание жить, тогда никакие лекарства не помогут", — говорит Владимир.

Кстати, на здоровье Антонина Гавриловна никогда не жаловалась и к помощи медиков прибегала в случае крайней необходимости, а в бытность свою молодой и вовсе врачей не видела. Курить — не курила, всю жизнь и к спиртному пристрастия не испытывала, жила, как все, говорит. Антонина Гавриловна признается, что секрета долголетия, который все мечтают открыть, у нее нет. "Все дело в генах. Все женщины в ее семье преодолели 100-летний рубеж. Братья, если не погибали молодыми, доживали максимум до 70—75 лет, а все пятеро родных сестер прожили больше ста лет. Дольше всех прожила ее мать — 108 лет отметила", — рассказывает Владимир Сокур.

РАСКУЛАЧИЛИ ЗА КОРОВУ И КОНЯ

Из всех событий, произошедших за последние сто лет в нашей стране, самыми страшными Антонина Гавриловна считает войну и коллективизацию, которая впервые в полной мере дала почувствовать перемены, последовавшие за сменой власти. Тогда для 23-летней Тони создание колхозов и совхозов стало первой большой трагедией в жизни. В то время молодая женщина с мужем и двумя маленькими детьми жила в селе, в сотне километров от Одессы (с. Бирюки Николаевского района), и трудилась в одном из новообразованных колхозов. Она доила коров, муж вязал снопы.

За несколько лет супружества пара успела нажить коня и коровку — советской власти этого было достаточно, чтобы окрестить чету кулаками и безжалостно с ней расправиться, естественно, изъяв добро для собственных нужд. Из дома удалось взять только одеяло и мужнину куртку, которую пришлось надеть поверх пальто. Их с грудной дочерью посадили в арбу, дали 10 кг муки, которые они сами же для себя смололи, вывезли в чистое поле и бросили.

"Больше всего было жаль молочного теленка, который всю дорогу бежал за повозкой и жалобно мычал. Когда мы проезжали по косогору, он упал в канаву и утонул. Я до сих пор не могу забыть этот ужас", — со слезами на глазах вспоминает Антонина Гавриловна. Тогда семья в одночасье лишилась всего и чуть не умерла с голоду, говорит она. Оставаться на пустом месте было нельзя. Мужу удалось найти подводу, и семья перебралась в Одессу, где все пришлось начинать с нуля.

САМА ПОСТРОИЛА ДОМ

Предвоенные годы были самыми тяжелыми, говорит Антонина Сокур. Жилищный вопрос тогда стоял гораздо острее, чем нынче. Много лет им приходилось вдевятером, с двумя детьми и пятью братьями мужа, жить в одной комнатушке и работать на масложиркомбинате, в прямом смысле, за еду. В сутки давали по 250 граммов ржаного хлеба на человека. После изнурительного трудового дня их ждала другая работа — нужно было строить свой дом. Перед войной начали давать участки на Большом Фонтане. Тогда на Чубаевке, где супруги получили несколько соток, была открытая степь: ни воды, ни света, ни соседей.

"Мы жили в дощатой будке на своем же огороде и строили простую хату: таскали камни из округи, носили воду за несколько километров. А потом уже, через 20—30 лет, здесь разросся настоящий жилой массив, как сейчас называют, частный сектор. К тому времени я уже потеряла все свои зубы", — вспоминает Антонина Гавриловна.

В первые дни войны на передовой погиб 20-летний брат Антонины, ушел на фронт муж, а женщина осталась в оккупированном румынами городе сама, с двумя детьми, да еще в ожидании третьего ребенка. Это — одно из тяжелейших потрясений в ее жизни. Чтобы хоть как-то прокормиться, женщины собирались группами и бродили по полям в поисках неубранных овощей, не брезгуя подгнившей картошкой и ботвой, — впереди была голодная зима 41-го. То, что ей с детьми удалось пережить это время, было настоящей удачей, говорит старушка. Да еще и мужу повезло вернуться с войны.

"Его демобилизовали в конце 44-го в возрасте 54 лет. Он остался жив, пройдя две мировых войны, но со второй вернулся инвалидом. С того времени, как он умер 40 лет назад, жизнь течет очень спокойно. Все переживания остались позади", — вздыхает Антонина Сокур. Из детей в живых осталась только младшая дочь Антонины Гавриловны — ей исполнилось 70 лет. А внуки долгожительницы уже дождались своих собственных внуков.

НЕ СМОТРИТ ТЕЛЕВИЗОР И НЕ ЕСТ СЛАДКОГО

В свои 104 Антонина Сокур не придерживается особых диет — просто старается есть немного, не употребляет сладостей и пьет натуральные соки. Телевизор женщина уже много лет не смотрит — ей это неинтересно, зато с удовольствием читает ежедневную прессу, внимательно просматривая все страницы. Такой образ жизни она ведет уже несколько десятилетий после выхода на пенсию и категорически запрещает что-либо менять в своей домашней обстановке, рассказывает внук долгожительницы Владимир Сокур.

Кстати, большую часть своей жизни Антонина Гавриловна проработала на одесском Масложиркомбинате и в колхозе им. Карла Либкнехта (Черноморка, это был самый большой колхоз в Одесской области) и никогда не бывала за границей.