Одесскую школу-интернат превратили в настоящую тюрьму для детей: воспитанников избивают и сажают в карцер

Одесскую школу-интернат превратили в настоящую тюрьму для детей: воспитанников избивают и сажают в карцер

Анатолий Семко рассказал как ему разрывали рот. Фото: segodnya.ua.

Воспитанники Фонтанской школы-интерната рассказали что происходит внутри заведения - ребят годами регулярно избивали, за проступки сажали в карцер с зарешеченным окном, а прогулкой считался поход по коридору в туалет и обратно, пишет "Сегодня".

Мы писали о смерти 10-летнего воспитанника школы Миши Никитина 1 февраля. По словам источников в интернате, перед смертью побили, медпомощь не оказывали, но за 5 часов до смерти все же доставили в одесскую детскую областную больницу, где медики уже не смогли спасти ему жизнь. Кстати, гибель ребенка заинтересовала правоохранителей – по факту смерти Миши было открыто уголовное производство по статье за ненадлежащее исполнение своих обязанностей медработником, повлекшее за собой тяжкие последствия.

Также и 17-летний выпускник Фонтанского интерната, круглый сирота Анатолий Семко считает смерть мальчика неслучайной. "Его вполне могли избить за нарушение дисциплины. Всех воспитанников этой школы регулярно избивают преподаватели. Меня лично бил директор школы Валерий Баранов. За то, что я нарушил дисциплину, он разрывал мне рот и бил головой о парту. Его жена – Татьяна Баранова, работает в этой же школе заместителем директора. Она также меня била. Из-за побоев я решил сбежать из школы, но меня поймали и посадили за это в карцер – двое суток я провел за решеткой", – вспоминает парень.

По словам Анатолия, школа-интернат в Фонтанке – настоящая тюрьма для детей, которые попадают сюда по направлению служб по делам детей и по приговору суда. Но многие из воспитанников – не судимы, как и Анатолий – в страшный интернат он был переведен из другого заведения.

"Интернат в Фонтанке среди воспитанников одесских интернатов имеет репутацию "малолетки-тюрьмы". Дети здесь "мотают срок", даже те, кто не был судим. Порядки здесь соответствующие. Хуже – только спецшкола в Енакиево. Моему другу, которого туда перевели, в первый же день выбили все зубы" - утверждает Анатолий Семко.

Рассказ интернатовца шокирует. Воспитанники здесь работают на "общественно-полезных" работах – убирают лопатами шлак из кочегарки и по указанию дирекции выщипывают вручную траву на футбольном поле. За побеги и нарушения дисциплины учеников садят в карцер и избивают.

Питание у школьников скромное – даже тем, у кого "на воле" остались родители, позволены крайне скудные передачи – на доске в комнате свиданий висит огромный список запрещенных продуктов.

"Дети в интернате всегда голодные. Кормят хлебом и рисовой кашей, пайки очень маленькие. Любой воспитанник за конфету отдаст все на свете" - говорит Анатолий Семко.

Бывший воспитанник подробно рассказывает о порядках в школе: "Ученики поделены на три ступени. Первая ступень – это новоприбывшие, им запрещено вообще все, начиная от прогулок и свиданий с родными и друзьями "с воли", заканчивая участием в самодеятельности. Вторая и третья ступень отличаются лишь тем, что им позволяется участвовать в школьной самодеятельности и меньше наказывают".

Новобранцев отправляют спать в 20:30 Фото: segodnya.ua

Кстати, система наказаний для учеников Фонтанского интерната, которую, по словам Анатолия, придумал директор заведения, отличается изощренностью и фантазией. Например, за шалость детей могут заставить чистить зубными щетками унитазы в общественном туалете, лишить ежемесячного свидания, и посадить на хлеб и воду в карцер.

Журналисты вместе с несколькими выпускниками интерната побывали в Фонтанской спецшколе - пройти туда удалось только благодаря тому, что вместе с ними была нардеп Олеся Оробец. Однако войти удалось не сразу – интернат охраняется не хуже настоящей тюрьмы.

Интересно, что слова бывших выпускников заведения о наказаниях и запретах для школьников интерната подтвердились внутренними инструкциями, вывешенными в комнате для свиданий. Список запретов впечатляет. Итак, новичкам в интернате запрещено: носить личную одежду, смотреть телевизор, пользоваться мобильными и обычными телефонами, СД-плеерами, игровыми приставками. Также запрещено иметь личное хобби, иметь в комнате картинки, плакаты и комнатные растения, заниматься спортом, участвовать в художественной самодеятельности, покупки в магазине и самостоятельные прогулки по территории интерната. Свидания с родителями разрешены лишь раз в месяц в течении всего одного часа. К слову, прогулкой в интернате считается поход по коридору школы до туалета и обратно.

По словам другого экс-воспитанника интерната, попросив не называть его фамилию, выйти за территорию школы можно лишь категории детей "вставших на путь исправления" - летом их водят на море строем под бдительным присмотром учителя и охранника. "Эти правила действуют на всех детей, в том числе и на несудимых. Руководство школы поощряет доносы воспитанников друг на друга, здесь процветает стукачество. Поэтому каждый старается держать язык за зубами – за любое слово можно попасть в карцер или под кулаки воспитателей. Если в школу приезжают посторонние, то к ним пускают только "лучших" - воспитанников 3-й ступени. Перед визитом посторонних учителя инструктируют воспитанников под страхом наказания – дети должны говорить, что у них все в порядке, что здесь они счастливы", –поясняет выпускник школы. В числе поощрений для лучших воспитанников – походы строем в церковь.

Анатолий Семко показал помещение карцера для нарушителей школьной дисциплины - это мрачная узкая камера с массивной дверью, в которой прорезан глазок для наблюдения за нарушителем. В карцере нет никаких "удобств", а стены окрашены в тусклый немаркий синий цвет. Под потолком – узкое окно с остатками решетки, которая как выяснилось позже, закрывала небо для малолетних нарушителей до недавнего времени.

Карцер Фото: segodnya.ua

В свою очередь, замдиректора интерната по режиму Татьяна отрицает, что воспитанников школы когда-либо избивали. Однако, существование системы иезуитских запретов и применения карцера для воспитанников сотрудница интерната признает.

"Карцер в нашей школе действовал до августа 2012 года – в него на срок до 2–х суток помещали нарушителей дисциплины. Потом нам пришел приказ из Министерства образования и мы его ликвидировали. А детей никто никогда не избивал, это клевета и оговор", - утверждает Татьяна Баранова.

По словам замдиректора интерната, внутренний список запретов для учеников был разработан администрацией школы. "1-й ступени воспитанников действительно запрещено личное хобби. Да и для чего им это разрешать? Они же даже не знают, что это такое! А цветы нельзя иметь в комнатах из-за того, что они могут бросить растением в голову воспитателю. Это же трудные дети – многие из них бросаются на воспитателей с ножами и вилками. Наши воспитанники – это социально запущенные дети, к которым нужен особый подход. Поэтому что-то приходится разрешать, а что-то запрещать. Это – процесс воспитания. А те дети, которые исправляются, участвуют в школьных соревнованиях и самодеятельности – у нас прекрасный оркестр", – рассказала Татьяна Баранова.

Руководство говорит, что врачи идти сюда не хотят Фото: segodnya.ua

К слову, в числе запретов для воспитанников интерната – пользование столовыми ножами и вилками. "Ученики пользуются только ложками в целях безопасности для персонала" - уточняют воспитанники интерната.

В интернате нам удалось пообщаться со старшим братом умершего Миши Никитина – Сергеем. К слову, родственник Миши сейчас тоже болен и лежит с большой температурой в изоляторе интерната. "Мишу не били. Он умер от болезни. Мне очень его не хватает", – рассказал Сережа.

Татьяна Баранова также рассказала свою версию причины смерти мальчика: "Мишу никто не наказывал и не бил. За несколько дней до смерти Миша вывихнул сустав на ноге. Мы его отвезли в Фонтанскую медамбулаторию, где ему наложили на ногу гипс. Там он лежал под присмотром наших медсестер. 1 февраля ему стало плохо – кожа пожелтела и резко изменился цвет мочи. Мы повезли его в Еврейскую больницу, но там его не приняли. Госпитализировали его только в областной детской больнице. Но через несколько часов он умер".

В разговоре с сотрудницей интерната мы неожиданно выяснили, что в интернате уже несколько лет нет собственного врача: "Никто не хочет идти на маленькую зарплату школьного врача". Зато воспитанников интерната охраняют 12 охранников. Зарплата каждого – более 1 тысячи 200 гривен.

На прощание бывшие ученики спецшколы в Фонтанке рассказали нам, что о порядках в этом заведении они много раз жаловались взрослым: "Но этим никто не интересовался. Мы пытались заявить в милицию об избиениях и издевательствах, но нас просто послали. Мы писали долгое время письма в Минобразования, но откликом было только молчание. Может теперь нами хоть кто-то заинтересуется? Мы готовы рассказать всю правду о Фонтанской тюрьме для малолеток. Мы уже ничего не боимся после этой школы – все самое худшее для нас осталось позади".