Андрей Воронин мечтает играть за одесский  Черноморец

Андрей Воронин мечтает играть за одесский "Черноморец"

Футболист не жалеет ни о чем в своей карьере. Фото-news2000.com.ua

Андрей Воронин признался, что для него не имеет большого значения, где заканчивать спортивную карьеру и поделился мыслями о прошлом и будущем. 

– Для вас имеет значение, где закончить спортивную карьеру?

А.В.: В принципе, нет. Хотя, если б позвали в родной одесский "Черноморец", в детско-юношеской школе которого я занимался до 16 лет, скорее всего, пошел бы. Всегда мечтал надеть футболку "Черноморца", но ни разу так и не примерил. 

- Вы – человек честолюбивый?

А.В.: Нет, но я люблю добиваться своей цели. И мне нравится побеждать. Ради чего играть, если не ставить перед собой какие-то задачи? Исключительно ради денег, как это делают многие? Только не я! Я считаю, что исключительно ради денег вообще нельзя ни чем заниматься. Я бы, по крайней мере, не смог. Я живу футболом и уже сейчас страшусь момента, когда мне придется завершить спортивную карьеру. Даже не представляю себе того дня, когда с утра мне не нужно ехать на базу, выйти и отработать на поле, пошутить и посмеяться после тренировки. Всего этого мне будет очень не хватать.

– А как вы видите свое будущее? Тренерским?

А.В.:  Вряд ли. Уж слишком тяжела тренерская доля. Отнимает даже больше времени, чем карьера профессионально футболиста. А я столько дней провел на чемоданах в гостиницах, самолетах и поездах, что уже от этого устал. Сейчас хочется больше времени уделять семье. Хотя и жизни без футбола не представляю. Но пока четкого плана на будущее нет.

– Каков футбол "от Андрея Воронина"?

А.В.: Красивый, умный, яркий, красочный. Я не люблю футбол в стиле "бей-беги". Мне куда ближе комбинационный стиль "Барселоны".

– Может быть, поэтому у вас и не сложилось с "Ливерпулем"?

А.В.: Вероятно. Я всегда мечтал поиграть в испанском чемпионате, мне кажется, испанский футбол – это мое. Но... Не срослось, одним словом.

– А почему? Предложений не было?

А.В.: Почему ж, звали. Но в Испании строгий лимит на легионеров. А за элитные клубы уже выступают по пять-шесть сильных латиноамериканцев или африканцев. Чтобы пробиться в основной состав, надо обладать громким именем, которого у меня тогда не было.

- Не могу не спросить о ваших татуировках. Где они сделаны и зачем?

А.В.: Часть в Москве, часть в Германии, часть в Англии. Зачем? Просто нравится.

- Это добавляет вам какой-то брутальности, уверенности в себе?

А.В.: Нет, однозначно. Мои татуировки – имена жены и троих детей. Поэтому моя семья всегда со мной, в какой точке земного шара я бы не находился. А это – татуировки Девы Марии и Иисуса Христа (показывает). Не то, чтоб я был фанатично верующим, но часто хожу в церковь, мне близка религиозная тематика.

– Если оглядываться назад, что-то изменили бы в своей карьере?

А.В.: Нет, все было правильно. Возможно, если б я выбрал предложение какого-то другого клуба, жизнь сложилась бы иначе. И я не встретил бы свою жену, у меня на свет не появился бы ребенок. Поэтому я благодарен за все то, что преподнесла мне жизнь.

– Неужели ни о чем не жалеете?

А.В.: Нет, ни о чем.

По материалам: Спорт Украины