Одесских нефтяников хотят судить в Ливии за работу на Каддафи

Одесских нефтяников хотят судить в Ливии за работу на Каддафи

У Оли Шадровой (справа) в плену остались муж и тесть, а Наташа Писаренко ждет супруга. Фото — segodnya.ua

Украинцев, находящихся более восьми месяцев в заложниках у ливийских повстанцев, будут судить. Об этом и о своей жизни в плену журналистам рассказала одесситка Ольга Шадрова, которую 14 марта освободили из неволи. Также журналисты пообщались с одесситкой Натальей, женой Дмитрия Писаренко, который и сейчас пребывает в заложниках у повстанцев.

СУД БЕЗ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ. О том, что ливийцы готовят судебный процесс над пленниками, Ольга узнала 27 марта — после того как с ней из Триполи удалось связаться одному из одесситов-заложников. Напомним, 27 граждан СНГ, завербовавшихся на работу в российско-ливийскую компанию "Дакар" на нефтяные промыслы в Ливии, повстанцы задержали в разгар боев в Триполи 21 августа. В числе задержанных было 22 украинца, включая освободившуюся Ольгу Шадрову, трое белорусов и двое россиян. Повстанцы обвинили иностранных специалистов в наемничестве и работе на армию Муаммара Каддафи. Однако спустя время ливийцы публично признали, что их подозрения не подтвердились. "Кто и за что будет судить наших ребят, непонятно. Ведь еще несколько месяцев назад было доказано, что мы приехали в Ливию для работы на скважинах. Никто не виноват, что произошла революция и власти сменились. Восемь месяцев плена не сказались даром для ребят — все наши поголовно болеют. Их родственники в ужасе — неизвестно, как может повернуться ситуация. Их семьи остались без денег, дети растут без отцов", — вздыхает Ольга.

По словам Натальи Писаренко, ее муж Дмитрий уехал в Ливию работать водителем в нефтяную компанию. "Работу ему предложил знакомый Александра Шадрова 

Предложение было интересным — в Украине столько не заработаешь. Дима согласился. Прилетел в Ливию в июне, а в августе его уже арестовали", — говорит Наталья. В Одессе у Димы остались пожилые родители, сын, которому 2,7 месяца, и неработающая жена. В отсутствие кормильца все вместе они живут на пенсию родителей Дмитрия. "Недавно в СМИ прошла информация: якобы все пленники обвиняют Александра Шадрова в том, что он чуть ли не насильно вербовал наших земляков на работу в Ливию. Это неправда — все ехали работать добровольно. Александр Шадров работал в Ливии давно и был на хорошем счету как опытный инженер. Перед революцией руководство компании "Дакар" попросило у Шадрова подобрать им персонал для работы на скважинах", — утверждает Ольга Шадрова.

ЗАДЕРЖАНИЕ. Перед задержанием весь персонал "Дакара" ожидал отправки на работу на скважине в пустыне. Для проживания иностранных специалистов компания предоставила кемпинг в Триполи. Но как только в городе начали стрелять, руководство фирмы забыло о своих сотрудниках. "21 августа к нам в кемпинг ворвались повстанцы. Под дулами автоматов нас заставили быстро собрать вещи и погрузиться в машины. Мужчинам связали руки проволокой, — вспоминает подробности ареста Ольга. — Выехав за ворота, колонна попала под обстрел — чудом никого из наших не зацепило. Поэтому два автомобиля с основной группой наших ребят проехали, а третья машина отстала из-за оживленной перестрелки. Из-за этого пятеро ребят попали в руки другой группировки повстанцев — городского революционного комитета".

В момент задержания у всех украинцев отобрали документы, деньги, мобильные телефоны и ноутбуки. Сейчас заложникам удается связываться с родными в Украине только по милости одного из ливийских охранников, который иногда предоставляет свою трубку для минутного разговора с семьей. По словам Ольги Шадровой, основная группа — 27 славян — была захвачена бригадой "Хатиба Кака" полевого командира Отмана Млекта. К слову, по свидетельству экс-заложницы, отношение к пленникам у разных группировок повстанцев различается. "К нам относились нормально. Из-за всеобщей нервозности поначалу попало только моему мужу Максиму, его ударили прикладом. Но потом ливийцы успокоились, никого из нас не били и не пытали", — признается Шадрова.

Меньше повезло пятерым заложникам, попавшим в руки других повстанцев. Для их проживания определили дом в районе Митига в Триполи. "Украинские медсестры, посещавшие там ребят, рассказывали нам, что их били и подолгу держали в наручниках. Из-за этого на руках у них образовались незаживающие раны", — утверждает одесситка. Интересно, что ливийцы сразу заявили: задержали не нефтяников, а снайперов.

"Когда мы спросили, кто из стариков, нам ответили, что самые молодые наши ребята работали снайперами: 27-летний Дима Писаренко, 33-летний Максим Шадров и я. А старики, мол, наш "обслуживающий персонал" — они якобы приехали в Ливию, чтобы подносить нам патроны! Правда, потом ливийцы поняли, что это не так", — говорит Шадрова. Интересно, что во временный лагерь, где содержались заложники, повстанцы сотнями привозили задержанных африканцев. "Их держали отдельно от нас. А потом сотнями куда-то отправляли — в чернокожих повстанцы тоже подозревали наемников Каддафи", — пожимает плечами Шадрова.

ПЛЕН. Поначалу пленников кормили три раза в день местной кашей кус-кус, сыром, молоком и рисом. Иногда витаминов в виде огурцов и помидоров пленникам подкидывало украинское посольство. После задержания основную группу заложников разместили в корпусе ливийского института нефти и газа. Пленникам разрешали гулять по двору и даже тренироваться на турнике. Ольга Шадрова с Максимом жили в отдельной комнате — по мусульманским обычаям, женщина должна жить с мужем.

"После Нового года всех заложников, кроме меня и Максима, закрыли в одной комнате. В помещении окна заварены железными листами с решетками, кондиционера нет. Пол бетонный. В комнате ужасно спертый воздух, сырость. Все кашляют. Из-за тесноты развернуться негде — туалет общий для всех. Воды горячей нет. Большинство пленников — пожилые люди со своими болезнями. Например, перед Новым годом одному из пленников, Сергею Балану, даже сделали операцию в госпитале, вырезали желчный пузырь. Он нуждается в лечении. Еще одному инженеру из Одессы срочно нужна операция, у него ущемленная грыжа. В комнате у них есть только телевизор. Гулять их не выпускают. Ребята из последних сил держатся, стараются жить дружно. Один из них даже стихи сочиняет по разным случаям, очень неплохие", — вспоминает Шадрова.

На вопросы пленников, когда же их отпустят, ливийцы отделываются отговорками, мол, пока ничего неизвестно. Саму Шадрову удалось отправить на родину только после долгих переговоров украинских дипломатов с повстанцами. За счет посольства был куплен авиабилет Триполи — Киев. Также дипломаты выписали Шадровой временное удостоверение личности. А вот в Одессу из Киева Ольге пришлось добираться за $50, которые ей одолжила украинская медсестра в Триполи — украинские дипломаты не снабдили девушку деньгами на обратную дорогу. В нашем МИДе продолжают говорить, что "работа с ливийцами идет".

 "Если новые ливийские власти устроят судебное разбирательство в отношении украинских заложников, то это лишь ускорит их отправку домой", — уверен украинский правозащитник Станислав Селиванов. К слову, он — друг Александра Шадрова. Он также побывал в Ливии в качестве журналиста, по приглашению главного инженера компании "Дакар" Александра Шадрова в самом начале революции.

"Но свой визит я не завершил. Саша почувствовал, что началась серьезная заваруха, и попросил меня уехать, сказав, мол, вполне вероятно, что революционеры возьмут на подозрение всех иностранцев. Перед моим отъездом он попросил: "Стас, если с нами вдруг будет беда, помоги нас вытащить отсюда", — уверяет правозащитник.

По его словам, в плен наши земляки попали из-за стечения обстоятельств: "Все они въехали в Ливию легально, как иностранные спецы для работы в нефтяной компании — инженеры, сварщики и водители. Компания "Дакар" собиралась бурить скважины в пустыне. Для этого туда было завезено дорогостоящее оборудование. Но нефтяной промысел и сотрудники "Дакара" оказались в зоне противостояния войск Каддафи и повстанцев. Из-за этого их задержали. Фактически они стали разменной монетой в большой политике. Повстанцы держат их в плену по каким-то своим интересам. Суд сразу бы снял какие-либо подозрения с пленников. Но им нечего предъявить, поэтому вряд ли суд состоится".

По материалам "Сегодня"